Храм посетила внучка протоиерея Владимира Воробьёва

20180611_211 июня наш храм посетили внучка протоиерея Владимира Воробьёва, настоятеля Духосошественского собора с 1913 по 1920 год, Ольга Алексеевна Дурбажева с супругом, и председатель епархиального православно-исторического общества «Возрождение» Евгений Леонидович Лебедев. Гостей встретил и провел по храму настоятель протоиерей Сергий Догадин.

Ольга Алексеевна проживает в Ставропольском крае. Это второй ее визит в Саратов за последние тридцать лет. Гостья поделил20180611_1ась семейными воспоминаниями о дедушке и передала в дар две фотографии отца Владимира Воробьева.

Евгений Леонидович Лебедев передал в храм копию найденного в архивах документа о закрытии Духосошествеснкого собора в 1939 году.

 

 

***

прот В ВоробьевВладимир Иванович Воробьев родился 3 мая 1875 года в Рязани. Его отец, Иван Алексеевич Воробьев, выпускник МГУ, преподавал математику в народном училище, а затем в Рязанской духовной семинарии. Мать, Надежда Харлампиевна Воробьева, вышла из духовного сословия, была очень религиозна и начальным духовным воспитанием детей занималась сама. Рано овдовев, и находясь в очень ограниченных средствах, она всю жизнь посвятила воспитанию трёх дочерей и сына.

Жизненный путь Владимира был сделан раз и навсегда: служение Богу. Обучение он начал в  Рязанском духовном училище, затем поступил в Рязанскую духовную семинарию, в 1902 году окончил Московскую духовную академию с золотой медалью и со степенью кандидата богословия и начал преподавательскую деятельность.

Вскоре он женился на Ольге Николаевне Ливановой,  дочери саратовского протоиерея Николая Николаевича Ливанова, в браке с которой родились и выросли восемь детей — два сына и шесть дочерей. 7 августа 1905 года произошло рукоположение Владимира Ивановича в сан священника.прот В Воробьев с супругой

Свое служение он начал в Соломбальском Спасо-Преображенском соборе Архангельска, где ему выпало редкое счастье сослужить святому праведному Иоанну Кронштадтскому.

В декабре 1907 года, уже возведенный в сан протоиерея, отец Владимир был переведен в Саратовскую епархию, служил в Воскресенской кладбищенской церкви Саратова. Со 2 сентября 1913 года отец Владимир служил настоятелем саратовской Духосошественской церкви, при этом продолжая педагогическую деятельность в Саратовской духовной семинарии, вплоть до закрытия духовной школы в 1918 году.

С приходом к власти большевиков для православных священников наступили тяжелые времена. В 1920 году отец Владимир был переведен в село Тепловка Саратовского уезда, где прослужил пять лет. Потом почти год служил в соборе города Балашова. За это время он неоднократно арестовывался властями за антисоветскую агитацию, но за недостатком улик отпускался на свободу.

В 1927 году отца Владимира выслали на три года в Барнаул по стандартному для всех священников обвинению в контр­революционной деятельности. В Барнауле местные чекисты завели на него новое дело и отправили в город Тотьма Ярославской области отбывать еще три года ссылки, в которую с ним отправилась жена Ольга Николаевна и трое младших дочерей – десяти, восьми и четырех лет.

Условия проживания в ссылке были тяжелейшими. Всей семье приходилось ютиться в  одной проходной комнате, а глава семьи, как и все ссыльные, должен был каждый день отправляться на поиски временной работы, обычно самой тяжелой на лесосплаве. Выдавались дни, когда еды в семье не было совсем, а недостаток одежды не позволял дочерям пойти в школу. Но отец Владимир никогда не жаловался, не хандрил, занимался уроками с детьми дома, и, невзирая на усталость, каждый день горячо молился часами.

Из ссылки семья вернулась в 1932 году и поселилась в Энгельсе, но через 8 месяцев последовал новый арест и очередное освобождение «за недостаточностью улик» через 3 месяца. И этот арест не мог быть последним в череде невзгод…

У каждого православного священника в 20–30‑е годы был выбор: сохранить верность пастырскому долгу и подвергнуться гонениям; перейти в обновленцы; отречься от сана. Как и всем, отцу Владимиру предлагали отречение. Речь шла о показательном публичном отречении в зале оперного театра. Взамен власти обещали хорошую должность в Саратовском университете, приличную квартиру и зарплату. Но даже, когда жена Ольга Николаевна, просила отца Владимира пойти на этот шаг, только бы закончились страдания семьи, а главное – детей, ответ священника был: «Олечка, успокойся. Бог моих детей не оставит».

28 апреля 1935 года скончалась Ольга Николаевна. В последний путь её провожали монахини и прихожане Духосошественской церкви. Небольшая траурная процессия не осталась незамеченной, и сообщение о «сборище церковников, возглавляемом протоиереем Воробьевым» позже было объединено с доносом провокатора и 17 октября 1936 года последовал очередной арест.

10 апреля 1937‑го по статье 58 п. 10 (за «пропаганду или агитацию, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению советской власти») он был сослан на три года в Казахстан, где после череды доносов и провокаций, отец Владимир и ещё пятеро православных священников были расстреляны ночью 28 ноября 1937 года по решению «тройки» УНКВД.

О судьбе шести расстрелянных православных священников ничего не было известно долгое время, в том числе их семьям. Годами на запросы предоставлялись ложные сведения о времени и причине смерти священников. И только в 1966 году дочери отца Владимира – Клавдии Владимировне Воробьёвой (Бородиной) – удалось добиться пересмотра дела её отца. По решению суда Владимир Иванович Воробьёв был реабилитирован.